Место мистики в нашей жизни — зачем мы в это верим?



Увидела я в трамвае очередную порцию гороскопов в бегущей строке и задумалась о месте мистики в нашей жизни. Что интернет, что повседневная жизнь наша просто наводнены мистическими знаниями, причем это уже настолько обычно, что и вопроса не возникает: веришь или не веришь? Попробуйте на вопрос: «Ты кто по гороскопу?» ответить: «Человек» — я не верю в гороскопы» — реакцией будет как минимум странный взгляд собеседника.
Мистические знания воспринимаются уже наравне с научно-популярными, в том смысле, что все в курсе, и никто не оспаривает. Вот религия — личное дело, и в светской беседе даже неприлично о ней говорить. А говорить о знаках зодиака и прочей мистике вполне прилично — это почему-то не личное дело и не вопрос веры.
Мы читаем гороскопы, верим в приметы, опасаемся сглаза, закупаем спички пред «Концом Света» — на всякий случай… Вроде, особо и не верим, но… учитываем:) Если спросить у человек прямо: «Веришь ли ты в приметы или гороскопы?», то четкого ответа обычно не услышишь, зато он пустится в рассуждения типа: «Не знаю, но ведь часто сбывается… » — и начнет перечислять случаи, когда мистические знания себя оправдали.
Но ведь так не бывает, чтобы верить и не верить одновременно! И если мистика или эзотерика — часть нашей картины мира, то почему-то и зачем-то нам это нужно. Иными словами, наш легкий (или нелегкий) интерес к мистике много о нас говорит, во-первых, и влияет на нашу жизнь — во-вторых. Просто потому что личность человека определяется тем, во что он верит, и строит свою жизнь эта личность тоже в соответствии со своими верованиями. Почему же у людей не переводится интерес к мистике, и она так прочно вошла в нашу жизнь?
Мистика в широком смысле
Мистика (от греч. mуstikos - таинственный) в широком смысле есть понятие более общее и более расплывчатое, чем понятие религии. Можно сказать, так, что любая конкретная религия является частным случаем мистики. Мистика составляет базу всех без исключения религий. Известно, например, и это совсем не редкость, что люди, исповедующие различные религии, могут принадлежать к одному мистическому сообществу, которое занимается, скажем, спиритизмом или теософией. 


Суть мистического мировоззрения в общем сводится к представлению о двойственности мира. Вначале это представление, по-видимому, определяется тем фундаментальным обстоятельством, что человек в своем познавательном отношении к миру постоянно сталкивается с непознанным, которое обычно на первых порах воспринимается как непознаваемое. Эта вечная коллизия, угнетающая и озадачивающая человека с первых шагов его исторического движения и с первых усилий его познавательной деятельности, составляет гносеологическую и психологическую основу мистики и определяет ее первичную оперативную форму, каковой следует считать первобытную магию. Представление о двойственности мира не остается неизменным. Постепенно оно усложняется и с возникновением представлений о душе приобретает формы новых альтернатив: мира материального и духовного, мира естественного и сверхъестественного.
Мистика намного древнее религии и составляет ее гносеологическую подпочву. У известного советского историка религии В. Д. Бонч-Бруевича есть суждение о соотношении мистики и религии: „Все вероисповедания всегда, во все времена и у всех народов, будь то сектантство, или ортодоксальные религии, или православие, всегда имели и имеют мистическое начало. Именно потому они и религиозные системы, что они мистические".

Популярные сообщения из этого блога

Перед Пасхою священной. Чистый празднуем четверг.

Библиотека Ярослава Мудрого.